Усадьба Дубровицы - мобильный путеводитель
Verification: 424ddac4c9c290d4
ДУБРОВИЦЫ. ЖИВОПИСЬ. графика

Картины маслом... и не только

Дубровицы всегда привлекали художников. Чаще всего их привлекала необычная архитектура Дубровицкого храма.
Но далеко не всегда
Начиная собирать эту страницу мы нашли несколько свидетельств о пребывании в Дубровицах известных художников XIX-XX вв. Однако картин, написанных ими в Дубровицах и поблизости, оказалось не так много, как нам бы хотелось. Почему? Нам кажется ответ в очерке Коровина "Осенняя грусть". Почитайте на досуге.
— В Дубровицах-то барыню, старуху восьмидесяти лет, зарезали. За махонькие серебряные часики. Генеральша она была.
— Что ж, поймали преступника? – спросил я.
— Нет, чего, ведь она енеральша была. За ее ответа-то ведь нет.
Константин Коровин, художник и писатель
«Воспоминания 1917 года»
Осенняя грусть
Константин Коровин (рассказ впервые напечатан в 1937 году в одной эмигрантской газете)
Святославский в мастерской нашего профессора А.К. Саврасова писал большую картину "Днепр и восход солнца" и говорил: "Солнце, само солнце не выходит". - А я не люблю солнца,- сказал Левитан.- Я не понимаю, зачем все это. Солнце, а все равно умрешь. Это все так странно. Какая красота! Зачем красота, когда есть смерть... Левитан был в любимом его настроении -- меланхолии.

В нашей юности мы были все товарищи, ученики обожаемого нами прекрасного художника Алексея Кондратьевича Саврасова. И всегда были в минорном настроении. Все мы были друзья и знали бедность и невзгоду, но не печалились этим. Одно удивляло нас, что мы были как бы отверженные, одинокие. Искусство наше не было никому нужно. И странно, когда мы встречали других людей -- других профессий, нам казалось, что люди эти какие-то чужие. И все, что они ни говорили, считали сплошной ерундой.

У меня много было родства в Москве. Двоюродных сестер, братьев, теток. Я не мог бывать у них. Они были мне чужие. И я постепенно отстал от них и слышал, что они меня называли гордецом. Это была неправда. Ближе к нам был любимый нами профессор Саврасов и Антон Павлович Чехов - еще студент. Он часто присоединялся к нашей компании, когда мы, собрав гроши, покупали хлеб, копченую колбасу, печеные яйца и шли от Москвы куда-нибудь на природу -- писать этюды. Антон Павлович почему-то надевал, как и мы, высокие охотничьи сапоги, точно бы там были какие-то непроходимые болота. На плечи накидывали пледы. Это была как бы мода, и встречные прохожие говорили: "Ишь, скубенты прут".

Окрестности московские были прекрасны. Кузьминка, Кусково, Перерва, Останкино, Дубровицы, Царицыно, Кунцево, Петровское-Разумовское. Проводя целый день под Москвой, мы купались на речке, в прудах. Я, будучи охотником, часто звал приятелей в Большие Мытищи, в болото к Лосиному Острову, захватывал ружье и постреливал дичь.

Чехов и Левитан не сочувствовали мне, жалели убитую птицу. Но жареную ели и хвалили. Странно, что все сюжеты, которые мы писали, были всегда грустны. Дивной архитектуры церкви, дворцы в Дубровицах, в Архангельском, имении Юсуповых, в Братцеве -- имении Щербатова, в Кускове -- имении Шереметева, не прельщали нас. Мы никогда не писали их, предпочитая старый мост на речке, мельницу, деревенские избы или просто лес...

(НУ ГДЕ ЖЕ, ГДЕ эти картины? восклицаем мы - авторы проекта Музей, которого нет!)

Особенно не нравились нам роскошные дачи и подстриженные сады, цветники. Грязная дорога, телега, убогая лесная сторожка, брошенная усадьба больше увлекали нас. А Левитан всегда искал дальний просвет грустной вечерней зари, овраг с ручьями, повисшие ивы над прудом, сельское кладбище. Я часто видал на красивых глазах его слезы. Он говорил мне: "Посмотри, какая красота, какой мотив... Я никак не могу сделать эти ветви, эту тоску".

А.П. Чехов был веселей нас. Мы не любили города и всегда старались уйти подальше от него. И искренно восхищались проселочными дорогами, унылыми стогами на сжатом поле, пожелтевшими деревьями осени, собирали ветви и букеты с вялыми листьями, приносили домой. Шиповник больше нравился, чем прекрасные розы. Странный романтизм жил в нашей душе в молодые годы.

Может быть, эти свойства души рождались в нас вследствие отчужденности от общества, которое мало интересовалось искусством в то время. Как-то никому оно не было нужно. И если бы не было замечательного гражданина Павла Михайловича Третьякова, Саввы Мамонтова, то, вероятно, картины Васильева, Саврасова, Перова, Репина, Сурикова, Поленова и многих других остались бы у них в мастерских и вряд ли были бы созданы. И может быть, русские люди не слыхали бы опер Римского-Корсакова - "Снегурочку", "Псковитянку", "Садко", "Царя Салтана", "Кащея", "Майскую ночь" и "Хованщину" Мусоргского и много других, которые С.И. Мамонтов впервые ставил в Частной опере Москвы, где Ф.И. Шаляпин проявил свой великий талант...


Коровин К.А. "То было давно... там... в России...": Воспоминания, рассказы, письма: В двух кн. Кн. 2. Рассказы (1936-1939); Шаляпин: Встречи и совместная жизнь; Неопубликованное; Письма М.: Русский путь, 2010.
Вид на церковь Знамения и часть усадьбы в Дубровицах. Картина Карла-Фридриха Бодри (Боди) 1881 года из #КоллекцияМУАР
Средин Александр Валентинович (1872-1934).
Церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах. Первая четверть XX века.
Средин Александр Валентинович (1872-1934). Церковь знамения пресвятой богородицы в Дубровицах. Первая четверть XX века.
Холст, масло. 34х42 см. Внизу справа: "А. Средин..." На обороте наклейка с надписью: "Дубровицы// 19..." Холст дублирован. Оформлена в раму.

Окончил естественный факультет Московского университета, получил должность приват-доцента кафедры геологии. Свой интерес к живописи А. Средин удовлетворял посещением Московского училища живописи, ваяния и зодчества, где под руководством К.А. Коровина и В.А. Серова успешно постигал основы изобразительной грамоты и все глубже погружался в манящее художественное творчество. Вскоре живопись становится для Средина основным видом деятельности. Он стажируется в Париже в мастерских Ж.-П. Лоранса и Б. Констана, изучает европейское искусство, путешествует.
Основной темой его картин становятся интерьеры известных и неизвестных усадеб и дворцов. Как член многих объединений русских художников участвует в многочисленных в начале ХХ века выставках. Его холсты встречают понимание критиков. Как написал один из них: "Его специальность - портрет комнат. И в эти портреты он вкладывает душу. Его комнаты живут и пахнут…" Писал А.В. Средин и интерьеры, наполненные людьми ("Вечер у Фамусовых", "За чтением"), и просто портреты. В первые годы советской власти художник активен. Он принимает участие в выставках, заседает в разного рода комиссиях и советах. Хотя художнику, писавшему ушедший дворянский быт, стремительность и новизна жизни в государстве, проводящем невиданный в мире эксперимент, едва ли подходили. Поэтому в конце 1920-х он оказался во Франции, где через несколько лет трагически погиб.


Источник liveinternet.ru
Вера Васильевна Фаворская (1896-1977). Дубровицы. Дом. 1924 г. Холст, масло. 69 х 89 см.
Галерея «На Ленивке», Москва.
Вера Васильевна Фаворская (1896-1977) – русский советский живописец, график, педагог. Училась в частной студии П.И. Келина (1917) и во ВХУТЕМАСе у А.Е. Архипова, К.А. Коровина, А.В. Куприна, Р.Р. Фалька (1918-1923). Муж известный художник И.И. Чекмазов. Принимала участие в выставке, организованной Российским обществом Красного креста, где экспонировались ведущие мастера «Бубнового валета» (1924). Член МОСХа с 1932 г. Автор графических серий «Детство Пушкина», «Сказка о царе Салтане» и др. В июле 1948 года Фаворская вместе с мужем были отстранены от преподавания в Суриковском институте за формализм.

Источник liveinternet.ru
Куприн Александр Васильевич (1880 - 1960)
Дубровицы. Яблони. В саду. 1924
Куприн Александр Васильевич (1880 - 1960)
Дубровицы. 1923 год.
Государственный музей искусств Республики Каракалпакстан имени И.В.Савицкого
Александр Васильевич Куприн. "Летний пейзаж" 1924 год.
Местонахождение картины "Тамбовская областная картинная галерея"
Александр Александрович Киселёв и его картина "Дубровицы"
как мы поняли, что это именно наши Дубровицы и что за место изображено на картине
Текст А. Xаpькова

Усадьба #Дубровицы - #Музей_которого_нет ...
Сообщество неравнодушных к истории жителей, а также профессионалы - реставраторы и искусствоведы помогают нам глубже и шире подойти к хронологии событий, имевших место в Дубровицах.

В фондах Государственного мемориального историко-художественного и природного Музея-заповедника В.Д. Поленова, хранится картина "Дубровицы", написанная Александром Александровичем Киселевым в 1882 году.

Русский живописец-пейзажист, активный участник Товарищества передвижных художественных выставок, академик и действительный член Императорской академии художеств Александр Александрович Киселев.

Когда мы обнаружили картину с таким живописным названием, решили не делиться этой новостью моментально. Сомнения усиливали ещё и многочисленные комментарии в интернете, что данная картина была написана художником в Ярославской области (да, Дубровицы не уникальное географическое название).

Озадачившись поисками источника вдохновения Александра Киселёва на момент написания картины, мы с интересом обнаруживаем, что в эти годы (1882 г.), художник плодотворно работал в наших краях. В подтверждение этого приводим ниже копии прекрасной живописи созданной в не менее исторически значимой усадьбе Остафьево.

Что же изображено на картине "Дубровицы"?

Сопоставив старинные открытки с изображением писчебумажной фабрики Пельтцера, приходим к выводу, что художник отобразил на холсте берег, с постройками самой фабрики. А вот значительная выступающая часть береговой линии - это иллюзия, которая нас вводит в заблуждение, что в месте слияния двух рек (Пахры и Десны) русло Пахры в правом берегу (дер. Беляево) имело глубокий затон. Все проясняется и упорядочивается, когда мы посмотрим на фабрику с другого берега (со стороны Ерино), сквозь передний край "островка" на слиянии рек. По старинным фотографиям удается получить представление, что это в этом месте располагалась массивная каменная гряда (это существовавшая прежде плотина, которую можно увидеть в периоды маловодья, когда открывают плотину у ж.д моста в Подольске).

Ещё один плюс в пользу того, что это именно строение фабрики на дальнем плане - многочисленные тубы на кровле... На приведенном фото совпадения - аналогичные.

Увлекательные поиски цифровых документальных "раскопок" будут продолжены!

Дальше ищем письменные источники. Есть дневники Киселева, но их уже несколько лет расшифровывают сотрудники музея его имени в Туапсе. Публикаций пока не нашли. Нашли вот воспоминания сына Киселева - Николая Александровича Киселева:

«Освобождаясь летом на 3-4 месяца, отец каждый год выезжал в деревни в окрестностях Москвы и, работая ежедневно, делал за лето по сорок-пятьдесят этюдов, трудясь иногда над одним и тем же этюдом два, а то и три дня. <...> Так как семья была немалочисленна и постепенно росла, мы селились в какой-нибудь усадьбе, с большим домом и подальше от городов и железных дорог, в местах, где еще сохранялись богатые леса и реки. Какое наслаждение доставляло отцу, да и всем нам знакомиться с новыми живописными местами. <...> Отец обычно сначала обходил ближайшие места окрестностей и намечал будущие этюды». Неоднократно А.А. Киселев с семьей проводил лето в Остафьеве – имении князей Вяземских. Художник очень любил эти места, связанные с именем А.С. Пушкина, часто рисовал парк в Остафьеве и берега протекающей рядом Десны".
Александр Александрович Киселев "Дубровицы" 1882, Музей-заповедник В.Д. Поленова
Александр Александрович Киселёв
"...В 1880-е годы, в летнюю пору, Александр Александрович Киселёв жил с семьёй в одном из флигелей в имении Остафьево князей Вяземских. Некогда в имение к прежним хозяевам не однажды приезжали Н.М.Карамзин, А.С.Пушкин. А.А.Киселёв боготворил Пушкина, знал многие стихи его наизусть.

В главном доме князя в Остафьево была комната, в которой хранились личные вещи Пушкина: письменный стол, жилет чёрного сукна со следами крови, в котором поэт был во время трагической дуэли, его трость. На столе хранилась перчатка П.А. Вяземского (другая, парная к ней, была положена в гроб А.С.Пушкина), свеча с панихиды и кора с берёзы, возле которой Александр Сергеевич стоял во время дуэли.

Пушкинское влияние, несомненно, сказалось на работах художника, написанных в Остафьево. Интересно, что художник напоминал А.С.Пушкина жизнерадостностью, весёлым характером и неисчерпаемым остроумием. А.А.Киселёв быстро сближался с людьми и был в хороших отношениях буквально со всеми.

Г.Г.Мясоедов, В.Е.Маковский, И.М.Прянишников, Сергей Виноградов, Николай Клодт, а в особенности же А.Е. Архипов, которого он выделял как крупнейшего современного художника, — эта молодёжь очень часто бывала у него на квартире. Будучи талантливым педагогом, А.А. Киселёв был чуток и внимателен к ученикам. Обладавший чрезвычайно простым и понятным письмом в живописи, он прививал им строгую логичность, ясность и цель в работах. Никогда не навязывая своего мнения, часто говорил: «Вы меня слушайте, а делайте так, чтоб на меня не было похоже».

Н.П. и Л.М. Анисовы. В картинах – душа художника. "Русский дом" №6 2013.

Николай Константинович Рушев
художник - отец художницы Нади Рушевой
С Рушевыми все сошлось как-то случайно. В соседнем Ивановском открылась выставка. А нам (ну почти случайно) попалась на глаза эта зарисовка. Мы связались с музеем в Ивановском и выяснили, что этого рисунка на выставке нет. Там находке тоже были рады. Стали мы искать хоть что-то о пребывании Рушевых в Дубровицах. Но ни газет, ни воспомнинаний, ни рассказов не нашлось. Впрочем, когда Рушевы жили в Москве, они могли приехать в Дубровицы могли как сотни и тысячи москвичей, посетивших наши дивные места в рамках поездки выходого дня.
Выставка Рушевых в Ивановском работала до конца ноября 2019 года.
Рушев Николай Константинович
Графика. г. Дубровица. Церковь. XVIII B.
Государственное бюджетное учреждение "Национальный музей имени Алдан-Маадыр Республики Тыва"
Бернштейн Эммануил Бенционович
Дубровицы. Фрагмент церкви Знамения
1959 г., бумага, литография цветная, 30 х 40 см.

Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы "Музейное объединение "Музей Москвы"
Мы не планировали включать в галерею работы современных художников, но мимо картины Леонида Гландина никто из жителей Дубровиц не пройдет равнодушно. На ней наш старый клуб (ранее МИС, клуб в здании разместился в 1972 году). Он прекрасно вписывается в концепцию нашего проекта - в Музее, которого нет рассказываем о том, чего уже нет. Когда сделаем страницу про клуб, открывать ее будет эта картина.
Леонид Гландин. Дубровицы зимой. 2009 год.
Подольский выставочный зал радует тем, что в его собрании есть акварельный эскиз, который заставляет немного задуматься - где же стоит мольберт художника. Думаем, вы тоже догадаетесь достаточно быстро. По нашей версии картина писалась на улице соседней деревни Беляево, запечатленной на фотографиях Анатолия Павловича Рожкова. Например вот на этой или на этой.
Воронов И.Н. Этюд "В Дубровицах" акварель, гуашь
Госкаталог / Муниципальное учреждение культуры "Подольский выставочный зал"
Воронов И.Н. "Церковь Ильи Пророка в селе Лемешово"
Госкаталог / Муниципальное учреждение культуры "Подольский выставочный зал"
Аристарх Лентулов в 1923 году написал несколько картин. В том числе "После грозы", "Река Пахра" и "Вечерний пейзаж". Если с грозовой все понятно и мы можем представить, где мог стоять мольберт художника, то с Пахрой и вечерним пейзажем все сложнее. Изучаем. И вы присоединяйтесь.
Аристарх Лентулов. После грозы. 1923 год
Гравюры с изображением храма включены сюда по простой причине - мы очень любим гравюры. Надеемся, вы тоже.

Гравюра Плюшара интересна не только тем, что Храм здесь называется Базиликой, но и тем, что написана (или как там говорят про гравюры) в год, когда усадьбой владел Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов. Герой войны 1812 года, как и его отец фаворит Екатерины Второй Алексадр Мамонов, был неравнодушен к гравюрам и эстампам. В одном из музеев нам удалось найти даже Дюрера из коллекции Мамонова-отца. Коллекция гравюр Мамоновых - где же ты? Московский почт-директор Александр Булгаков в 1826, был от нее (коллекции) в восторге. И даже прибрал к рукам кое-что, когда приехал с графиней Марией Александровной Дмитриевой-Мамоновой разбирать дубровицкие сокровища ее отца и брата.

Источники пишут, что графиня тогда уехала из Дубровиц с несколькими подводами одного только столового серебра (дом наполнялся им со времен Бориса Голицына). Вот уж кто нанес Дубровицам ущерб похлеще французов в 1812-м и красных в 1918-м. Но об этом как нибудь в другой раз.

Вывод будет неожиданный: А вдруг художник написал и портрет владельца Матвея Александровича Дмитриева-Мамонова? С бородищей, в русской рубахе и широких штанах? А!? Ну хоть набросок? И вдруг этот "портрет неизвестного" найдется рано или поздно?
Обновление храма Знамения Пресвятые Богородицы в селе Дубровицах, основанного в 1690 и освященного в 1704 году, в присутствии храмоздателя государя царя и великого князя Петра Алексеевича.
Вельтман А.Ф.
Фасад и план церкви Знамения в усадьбе Дубровицы. Рисунок Н. Сенкова, 1785 г.
Источник: Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.
Рис. из журнала "Всемирная Иллюстрация".
Литография предположительно Мартынова.
Made on
Tilda