Усадьба Дубровицы - мобильный путеводитель
НЕновости

Как планерист Янусов на аэродроме Дубровицы "Мессершмитт" посадил

Как планерист Вадим Янусов уехал с аэродрома Дубровицы на машине, а вернулся - на «Мессершмитте»
image
В Великую Отечественную войну отличались не только летчики, но и техники-планеристы. Один из них – Вадим Николаевич Янусов – учил молодых ребят в СВАПШе. Именно он помог командованию военно-планерной школы сократить срок обучения, сконструировав и построив «спарку» – десантный планер с двумя управлениями, – использовав для этого антоновскую конструкцию.За глаза курсанты звали Янусова «Мессершмитт». Техник был энергичен, быстр в работе и подвижен как ртуть.Но почему же именно «Мессершмитт»? Об этом стоит рассказать.

image
...Шел октябрь 1941 года. В штаб авиационного полка пригласили техника II ранга Янусова. Принял его незнакомый комиссар с четырьмя «шпалами» в петлицах, но в комнате находились командир полка и его заместитель по летной части.– Карту читать умеете? – спросил комиссар.– Да.
– Вот это что?.. Вот это?.. Объясните этот знак, – говорил комиссар, указывая разные места расстеленной на столе карты.

И когда Янусов точно распознал все топографические знаки, сказал:

– Отлично разбираетесь. Тогда вам задание... Есть приказ Верховного Главнокомандующего уничтожать перед отступлением всю авиационную технику, которую нельзя перегнать. Прежде всего это касается новейшей техники. Вот здесь, – комиссар начал ставить точки на карте, стоит подбитый Як-1, здесь – Ил-2, здесь СБ... Их нужно сжечь, взорвать! Мне сказали, что вы умеете и машину водить? Знаете все типы бомбовых взрывателей?

– Да.

– Берите грузовик с взрывчаткой и выполняйте задание.

– Есть!

– Поезжайте! К сожалению, помощников дать вам не можем...

Вадим Янусов уничтожил в разных местах четыре самолета. К предпоследнему – Ил-2 – пришлось добираться пешком и нести на себе взрывчатку, так как автомашина к месту стоянки не прошла.

На большой поляне-аэродроме он увидел целый, но беспомощный, с отказавшим двигателем штурмовик. Ил-2 жечь бесполезно: бронированная конструкция все равно останется, и с нее враги могут снять копию. Значит, только взрывать!

Неожиданно рядом разорвалась мина. Вскинув голову, осмотревшись, техник примерно в полутора километрах увидел пеших немцев. Именно оттуда по нему и самолету бил миномет.

Еще взрыв. Обожгло правую руку, и средний палец повис на кусочке кожи. Янусов пытался оторвать его кусачками, но немцы приближались, и он бросился к самолету.

Под крыльями штурмовика висели фугасные авиабомбы. Янусов, хорошо знающий систему сброса, вытащил из кармана длинную бичеву, привязал ее к тросику системы и, размотав на всю возможную длину, укрылся в соседнем капонире. Дернул бичеву. Бомбы упали с держателей, но не взорвались. В спешке техник забыл про ветрянки, навинченные на рыльца бомб и предохраняющие их от взрыва, да и упали они плашмя, не успев из-за малого расстояния между крылом и землей раз вернуться взрывателями вниз.

Времени оставалось в обрез.

Тогда Янусов вернулся к самолету, свинтил с одной из бомб крыльчатку. Установил на тарели взрывателя максимальное замедление взрыва 22 секунды и изо всей силы ударил пассатижами по взрывателю. Подумал: «Буду бежать, не поскользнуться бы!»

После удара в бомбе что-то зашипело, и Янусов бросился в капонир.

Раздался чудовищный взрыв.

Хотя воентехник уже лежал в довольно глубоком капонире, ему все равно показалось, что тело его расплющилось.

Земляные комья, обломки, с корнем вырванное дерево погребли под собой Янусова.

Сколько, прошло времени с момента взрыва, он не помнил, но понял, что жив, услышав голоса немецких солдат. Они доносились глухо, будто сквозь вату.

У огромной воронки, оставшейся от места, где когда-то стоял Ил-2, солдаты пробыли недолго.

Янусов совсем очнулся, выбрался из-под обломков, и, когда выглянул из-за порушенного бруствера, лишь сучья дерева прикрывали его.

И тут услышал звук авиационного мотора. Поднял голову. Два истребителя типа «Мессершмитт» заходи ли на аэродром спокойно, как на свой. Один сел на даль нем конце поля, у него остановился винт. Второй «Мессершмитт» остановился метрах в двадцати от капонира, где полулежал Янусов. Ему было видно, как, не выключив мотора, спустился на землю весь затянутый в черную кожу немец и подошел к капоту мотора. Открыв какой-то лючок, стал в нем копаться. Чутьем механика Янусов понял, что он регулирует карбюратор: мотор коптил.

Вынув из кобуры наган, Янусов стал прицеливаться в немца. Мушка прыгала перед глазами. Не слушалась правая рука с оторванным пальцем, и держать оружие пришлось левой.

На выстрел немец никак не среагировал: за шумом мотора он не услышал звука выстрела, а пуля прошла далеко от него.

Тогда Янусов, обдирая лицо о подгоревшие, сухие ветки дерева, выскочил из разрушенного капонира и побежал к «Мессершмитту».

Немец оцепенел, увидев перед собой страшного человека с ободранным, окровавленным лицом, черного от земли и копоти. Этого мига хватило Янусову, и он несколько раз выстрелил в упор. Немец, подогнув колени, упал, сполз под колеса самолета.

Янусов залез в кабину «Мессершмитта». Все ему здесь было незнакомо. Но сектор газа летчик или техник найдет сразу в любой машине. Нашел его и Янусов. «Лучшие разобьюсь на взлете, чем попаду в плен», – подумал он и решительно двинул сектор газа вперед.

Самолет побежал. Оторвался от земли. Стал набирать высоту.

Управлял им Янусов скорее механически,- чем обдуманно. Будучи не только авиатехником, но и пилотом-планеристом, на заре советского планеризма, Янусов летал и парил в Коктебеле почти на, всех спортивных планерах. Он представил, что летит на планере, только откуда-то у него появился мотор.

Компаса в кабине чужого самолета Янусов не видел, да он и не искал его. Сориентировался по солнцу. Оставив светило за спиной, на высоте 200 – 300 метров пошел на восток.

Ему казалось, что летит он очень долго и совсем не туда. Возникала отчаянная мысль ртдать ручку от себя и на пикировании врезаться в землю. Мысль пропала, когда увидел под самолетом Варшавское шоссе. Восстановил ориентировку и повернул нос «Мессершмитта» на свой аэродром Дубровицы.

Аэродром «Дубровицы». Немецкая аэрофотосъемка 1942 года.
Аэродром «Дубровицы». Немецкая аэрофотосъемка 1942 года.
И тут перед винтом взметнулись ввысь два юрких истребителя И-16. Где-то рядом прошла разноцветная трасса пуль. Может быть, были и другие, но Янусов их не видел. Колпак на «Мессере» был сорван, в кабине гудел ветер, из перебитого пальца лилась кровь, унося последние силы.Вот знакомый, свой аэродром Дубровицы. Белый посадочный знак «Т» посреди поля. Янусов устремился к знаку, даже не посмотрев, как он лежит, откуда дует ветер. С мотором садиться не умел и выключил его, разыскав «лапку» магнето. Теперь он действительно летел, как на планере.Он разогнал «Мессершмитт» до свиста воздуха у крыльев: так рекомендовали летать планеристам, что бы не потерять скорость и не свалиться в штопор. Уже пролетая на высоте нескольких метров над посадочным знаком, Янусов понял: «Промазываю!» Летя по ветру, «Мессер» никак не хотел приземляться. Впереди уже лес — могучие сосны. Чтобы не столкнуться с ними, Янусов потянул ручку управления по диагонали на себя – влево и выжал ногой до отказа правую педаль. Так когда-то он выполнял на планере перевороты. И «Мессершмитт» начал лениво крениться. Он боднул землю крылом, потом мотором. Янусова выбросило из кабины...
Так воентехник II ранга Вадим Николаевич Янусов, однажды выехав с аэродрома Дубровицы на автомашине, вернулся туда же на «Месершмитте». Он до сих пор не считает это героическим поступком, убеждая, что действовал так «со страху попасть в плен». На всякий случай в барабане его нагана оставался патрон.

image
image
Этот рассказ был записан 18 июля 1978 года на горе Клементьева в Коктебеле. Автор вместе с Генеральным авиаконструктором боевых планеров А-7 и знаменитых Анов – Олегом Константиновичем Антоновым был «в гостях» у Янусова.На горе мы увидели его красный планер АнЯ (Антонов – Янусов), построенный собственными руками и руками его подопечных мальчишек, энтузиастов планеризма. Мы видели, как красная АнЯ поднималась над горой, и управлял ею шестидесятилетний Вадим Николаевич Янусов, неутомимый изобретатель, летчик и романтик.Когда я спросил его:
– Вадим Николаевич, так что же помогло вам решиться на угон вражеского самолета? Он ответил:

– Спасибо Антонову. Именно на его планерах я в свое время выучился летать. И в конструкторской работе считаю его учителем...

«Спасибо Антонову!» – так говорили и народные мстители, причинявшие фашистским захватчикам огромный ущерб. По представлению Центрального штаба партизанского движения конструктор боевого десантного планера А-7 награжден золотой медалью «Партизан Отечественной войны I степени»,

В городе Киржач Владимирской области, где в годы войны базировался планерный полк, установлен памятник планеру А-7 и его конструктору».

Из книги В.Б. Казакова "Сотвори себя" (об авиаконструкторе О.К. Антонове, 1980

О том, как летчик выжил, приземлившись на военном аэродроме на вражеском самолете — рассказал в 1970 году журнал «Советский воин». Жмите на картинку, чтобы открыть статью в журнале.

image

Гарнизон
Made on
Tilda